До революции

Более ста лет живет в сердцах петербуржцев мечта  о новом зоопарке. С тех далеких времен, когда зоопарк еще назывался зоосадом, а  Петербург  был столицей Российской империи. Петербургский зоосад был создан  супругами Софией и Юлиусом  Гебгардтами в 1865 году.

В 1873 году его владельцем стал новый муж Софии Гебгардт  – молодой, энергичный  предприниматель Эрнст Рост,  с приходом которого в Петербурге   появились такие заморские диковины как  шимпанзе, орангутаны,   морские котики и бегемоты.  Он наладил переписку с зоопарками Европы и  пригласил из Германии специалистов по содержанию животных.

Эти усилия увенчались успехом. Ему удалось сделать зоосад не только популярным местом развлечения горожан, но  и добиться  размножения многих видов животных, в том числе таких сложных, как бегемоты, гигантские кенгуру и  носухи.

Однако ограниченность территории мешала ему развивать зоосад в  соответствии с лучшими европейскими образцами. Восхищенный экспозициями животных в немецких зоологических садах Рост вынашивал планы  строительства петербургского зоосада на новой обширной территории совместно с одной из немецких  фирм по торговле животными.

Эту фирму   возглавлял   Карл Гагенбек легендарный человек,  которого смело можно назвать основоположником  современного зоопарковского искусства. На рубеже двух веков  - с 1897года  по 1907 год -  в Гамбургском пригороде  Штеллинген талантливый коммерсант  построил  зоопарк, который  поражал современников свежестью и новизной идей. Здесь можно было увидеть животных  не в клетках с решетками, а свободно разгуливающих в просторных выгулах с «природным» ландшафтом. 

(подробнее об этом чуде  см. в главе: «Истоки. Гамбургский зоопарк Гагенбека»).

 

Творческий альянс Роста и Гагенбека мог дать блестящие всходы на культурной ниве российского зоопарковского искусства. Венцом их совместной деятельности стал бы новый  зоосад в Петербурге, в котором звери и птицы  навсегда освободились  от гнетущего плена тесных клеток с решетками.

 

Увы… Петербургские власти мало интересовались подобным вещами. Драконовское повышение цен за аренду земли, предпринятое правительством Петербурга,  стало для зоосада роковым. Эрнст Рост отказался от своих прогрессивных планов,  продал любимое детище и уехал в Германию.

Некогда популярное место отдыха петербуржцев  пришло в упадок.

 

Следующую страничку в истории многократных попыток модернизировать Петербургский зоосад открыл крупный ученый – академик   Федор Дмитриевич  Плеске (с 1893 по 1896 год – директор Зоологического Музея Императорской Академии Наук).


 

При строительстве Петербургского зоосада ученый предлагал использовать опыт европейских стран и,  в первую очередь,  инновационные идеи Карла Гагенбека.

В 1906 году  он опубликовал научную статью, в которой критиковал существующий «зверинец» и  предлагал создать в Петербурге новый «образцовый, научно-поставленный зоологический сад».

 

«Просвещенные люди не могут мириться с тем, что наш Зоологический сад низведен на уровень увеселительного заведения низшего разряда  (…)

 Значительному расширению коллекции препятствует, прежде всего, недостаточность отведенного под сад участка земли, на котором имеющиеся животные в настоящее время размещены не как в зоологических садах, а как в зверинцах».   

 И сегодня,  спустя сто лет, эти слова  звучат очень  современно.

План модернизации «зверинца» в современный зоосад поддержал  и другой крупный ученый, стоящий у истоков  зоопсихологии  —  Владимир Александрович Вагнер.

Он  разработал концепцию Биологического сада, само название которого подчеркивало  главную мысль ученого: в неволе наши меньшие братья должны содержаться в условиях, максимально приближенных к природным. Общественность Санкт-Петербурга и Городская дума поддержали идею строительства Биологического сада. Для реализации идеи был создан комитет под председательством принца Ольденбургского и  выбрана  большая территория в Удельном парке.

Если бы этому суждено было сбыться, в блистательную историю культурных традиций Санкт-Петербурга  была бы  вписана новая  яркая страница. Увы… Мятежное время в преддверии первой мировой войны и революции мало располагало к воплощению инновационных проектов.

©Авторы – Н. Гергилевич, А. Сабунаева